Главная Отмывание денег в Голландии - Нидерландах.
Business Legal Consultancy - это голландский веб-сайт, который формирует маркетинговое и коммуникационное расширение партнеров этого веб-сайта для предоставления комплексных и профессиональных юридических и деловых услуг как голландским, так и международным клиентам.

Отмывание денег в Голландии - Нидерландах.

При употреблении подобного выражения приходит на ум сокрытие плодов (доходов), полученных при совершении преступлений, или сокрытие незаконно полученных доходов.

Цель отмывания денег – это сокрытие незаконных доходов от правоохранительных органов. Так же, отмывание денег может принимать различные формы и иметь разные стадии. Довольно простой формой является использование курьера, который обменивает крупные суммы иностранной валюты (так называемые «полные спортивные сумки»), часто мелкими купюрами, в пунктах обмена валюты на валюту имеющую хождение в Нидерландах. В последствии, эти деньги кладут на счет и посредством банковского перевода перечисляют на нужные счета по всему миру. Кроме того, существуют более "запутанные" и более сложные конструкции, такие, например, как «организации прикрытия». Это фиктивные предприятия, которые позволяют предоставлять ложные, завышенные данные о доходах, брать фиктивные займы, отдавать фиктивные долги и так далее. Такие конструкции служат для того, чтобы дать легальное обоснование высоким доходам, которые имеют преступное происхождение. Иногда подобные предприятия ведут и легальную экономическую деятельность. Это, естественно, затрудняет определение нелегальных доходов.

При употреблении подобного выражения приходит на ум сокрытие плодов (доходов), полученных при совершении преступлений, или сокрытие незаконно полученных доходов.

Цель отмывания денег – это сокрытие незаконных доходов от правоохранительных органов. Так же, отмывание денег может принимать различные формы и иметь разные стадии. Довольно простой формой является использование курьера, который обменивает крупные суммы иностранной валюты (так называемые «полные спортивные сумки»), часто мелкими купюрами, в пунктах обмена валюты на валюту имеющую хождение в Нидерландах. В последствии, эти деньги кладут на счет и посредством банковского перевода перечисляют на нужные счета по всему миру. Кроме того, существуют более "запутанные" и более сложные конструкции, такие, например, как «организации прикрытия». Это фиктивные предприятия, которые позволяют предоставлять ложные, завышенные данные о доходах, брать фиктивные займы, отдавать фиктивные долги и так далее. Такие конструкции служат для того, чтобы дать легальное обоснование высоким доходам, которые имеют преступное происхождение. Иногда подобные предприятия ведут и легальную экономическую деятельность. Это, естественно, затрудняет определение нелегальных доходов.

В Нидерландском законодательстве изначально были выбраны статьи, посвященные укрывательству незаконных доходов (ст. 416-417bis Уголовного кодекса (Sr)) для борьбы с отмыванием денег. Описанные выше способы отмывания денег, так же посредством статей ст. 416-417bis Уголовного кодекса (Sr) признаются незаконными, например, незаконны владение или передача добытых преступным путем средств (статья 416, часть 1, подраздел а, Sr). Кроме того, иструментарий борьбы с отмыванием денег расширен существующими положениями Закона от 9 октября 1991 года, которые дополняют Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс (Stb. 520). На основании опыта, полученного при использовании данных статей законов, а так же развитием криминальных действий с финансовой составляющей, можно сделать вывод, что вышеупомянутые статьи не во всех случаях достаточно эффективны для противодействия отмывания денег. Положения, посвященные укрывательству доходов от незаконной деятельности, оказались, применительно к вышеописанному отмыванию денег в международной плоскости, наполнены более или менее крупными лакунами, которые являются помехой оптимальному противодействию отмыванию денег. Одна из таких лакун была найдена в юриспруденции и недонократно утвердилось правило, что «вор» не может быть наказан за укрывательство доходов полученных незаконным путем. Так называемая связка «укрыватель-вор» затрудняет борьбу с отмыванием денег в случаях, когда криминальные доходы получаются непосредственно лицом занимающимся отмыванием денег или помогающим отмыванию денег.

По этой причине, отдельно в Уголовный Кодекс Нидерландов была принята статья, напрямую посвященная отмыванию денег и более соответствующая международной конфигурации. Речь идет о двух статьях (ст. 420bis и 420quater), первый вариант затрагивает умышленное отмывание денег, а второй вариант — касающейся вины (culpa). Новые положения определяют в части первой, параграф а, прежде всего, уголовно наказуемое сокрытие, происхождение, местонахождение, передачу или отчуждение предмета другому собственнику, когда бенефициар или участник процесса знает или же имеет долженствование подозревать, что объект — прямо или косвенно — имеет криминальное происхождение. Кроме того, согласно с международными договорами, если форма отмывания, приобретения, владения, передачи денег или же преобразования объекта – прямо или косвенно – исходит от какого-либо преступления и бенефициар или участник процесса знает или же имеет долженствование подозревать, является уголовно-наказуемой (первая часть, параграф б, обе статьи). Такое отдельное уголовное преследование помогает лучше выполнить международные обязательства и лучше соотноситься с феноменом отмывания денег. Эти статьи предоставляют более обширный инструментарий для борьбы с отмыванием денег, чем статьи, «посвященные укрывательству незаконных доходов», и, наконец, способствует международной правовой помощи в странах, которые уже имеют отдельные статьи, посвященные отмыванию денег.

Эти положения имеют цель покрыть различные формы действий, которые подпадают под определение «отмывание денег». В теории отмывание денег делится на три фазы. Собственно термин «фаза» вводит в заблуждение: речь идет о различных типах действий, которые не должны хронологично следовать друг другу, но могут совпадать или покрывать друг друга. Подразумеваемые «фазы» это следующие: 1. Placement (размещение): в этой фазе валюта (полученная в следствии преступления) привносится в финансовую систему. 2. Layering (маскировка): в этой фазе мы находим цепочку, иногда запутанных, финансовых трансакций, которая имеет цель сокрытия происхождения этих денег. Путем последовательных обналичиваний и пополнений банковских счетов, сбивается, так называемый, бумажный след. 3. Integration (интегрирование): в этой фазе преступно приобретённые активы, кажущиеся легальными, инвестируется легально в национальные или международные экономические отношения.

Приобретение, хранение, передача, преобразование или использование.

Сам термины «приобретение, хранение и передача» имеют тоже самое значение, что и в статьях посвященных «укрывательству краденного». Они представляют фактический контроль касательно предмета и даже не требуется, чтобы этот предмет находился в непосредственной физической близости. При «использовании» идет речь о том или другом способе применения предмета самим лицом, отмывающему деньги, или третьим лицом. Тут действует элемент получения пользы. Ярким примером можно назвать обычный прием и для криминальных активов, и для легальных – покупка предприятия, продающего дорогие автомобили. К тому же, можно представить себе вложения криминальных активов в недвижимость для (фиктивных) предприятий, чтобы придать этой недвижимости видимость легальности. Голландское слово «трансформация» описывается в толковом словаре Ван Дале так: (деньги и вещи) меняются на другую валюту и купюры или определенные торговые артикли. В данном случае речь идет о действиях (замена, обмен, инвестиции), при которых участник процесса получает другой предмет, который воплощает в себе прибыль от совершенного преступления. Вышеупомянутая покупка предметов роскоши может представлять кроме «использования» еще и «трансформацию». «Трансформация» имеет цель инвестировать криминальные доходы в легальную сферу. (Kamerstukken II 1999-2000, 27 159, вып. 3, стр. 15).

Объект.

Согласно со второй частью статьи 1420bis и 420quater под «объектами» понимаются все физические предметы, подчиняющиеся человеческому контролю (статья 3 (смотри: 2: WHV) книга 3 Гражданского Кодекса) и праву собственности. Если кто-то скрывает происхождение права собственности на недвижимость или полученный кредит, то он может быть признан виновным в совершении преступления согласно первой части, параграф а. Довольно широкообьемлющее понятие «объект» согласно статье 36е Уголовного Кодекса Нидерландов, которое было включено во время пересмотра законодательства, посвященного конфискации в 1992. Хотя в 1991 году, при адаптации статей «укрывательство краденного», был выбран термин «добро», так как он больше подходил к терминологии имущественных преступлений, такие как воровство и мошенничество. В контексте отмывания денег, термин «добро» довольно ограничен. Этот термин собственно не до конца объясняет до какой степени и какие физические предметы им охватываются (Верховный суд, например, определил, что электрический ток тоже подпадает под этот термин). Предпочтение широкого понятия «объект» термину «добро» связано с тем, что оно охватывает так же и косвенные доходы от преступлений. При замене первоначально полученных плодов преступления на другие объекты затрагиваются получение прав собственности. Сумма на счету в банке «трансформирующаяся» в яхту, в полученный кредит, в недвижимость и потом опять переводиться, например, на счет в банке, так же остается объектом полученным прямо или косвенно преступным путем (Kamerstukken II, 1999-2000, 27159, н-р. 3, стр. 16).

Преступное происхождение.

Достаточно того, что будет доказано (инкриминированно), что объект имеет преступное происхождение. Не требуется, чтобы судья идентифицировал плодом какого именно преступления является тот или иной объект. Часто это просто невозможно, но и не играет роли для установления уголовного преследования. Например, действия подозреваемого Y относительно банковского счета, где его компаньонами размещены доходы от различных преступлений (торговля людьми, вымогательство, незаконный оборот наркотиков), но не ясно какое именно происхождение имеют эти доходы, но они все равно могут считаться доходами полученными от преступлений.

Косвенно или прямо — непрямые доходы.

Попытки отмывания денег имеют множество последовательных шагов, во время исполнения которых объект, полученный посредством преступления, «трансформируется» в другой, который, в свою очередь, тоже «трансформируется» и так далее. Чтобы установить эффективное преследование на конечном этапе этой цепочки, вышеупомянутая статья уголовного преследования должна охватывать не только прямые доходы от преступления, но и также отмывание доходов полученных непрямо, косвенно при совершении преступления.

Кроме того, уже упомянутые международные договоры используют широкое понятие «доходы». Статьи, посвященные укрывательству краденного, статья 416, часть 1 и статья 417bis, часть 1 Уголовного Кодекса Нидерландов, представляют некоторую проблематику, потому что термин «полученное преступным путем добро» не охватывает косвенно полученные преступные доходы и также купленное на «криминальные» деньги, так что преследование за подобные действия невозможно. Чтобы быть уверенным в том, что статьи 420bis и 420quater все таки охватят косвенные доходы, полученные в результате преступления, были включены слова «прямо или косвенно».

В прочем не требуется, чтобы обьект был всецело получен преступным путем. Если объект частично профинансирован из доходов, полученных преступным путем и частично легальными активами, все еще можно утверждать, что объект также получен преступным путем. (Kamerstukken II , 1999/00 , 27 159 , вып. 3 , стр . 16-17 ) Государственное обвинение может специально не указывать в обвинительном заключении к какому преступлению относятся те или иные доходы, но должно быть представлено доказательство преступного происхождения этих доходов. Из доказательной базы должно следовать, что деньги, хотя бы частично получены в результате преступления. Это не исключает того, что получение доказательств обвинением затруднено, по мере того, как нелегальная часть денежных средств становится меньше относительно легальной части.

Кроме того из законодательной истории может быть выведено, что имущественные части, полученные преступным путем, смешиваются с частями, имеющими легальное происхождение, то есть перемешанные имущественные части обозначаются, как «совместно» и «частично» полученные преступным путем. Статьи, посвященные отмыванию денег могут использоваться в различных случаях. Кроме того, из вышеуказанного следует, что могут быть различия между:

  1. ситуацией, при которой активы «частично» получены в результате преступления, то есть легальные активы «заражены» добавлением к ним активов, полученных посредством преступления (смешение), и
  2. ситуацией, при которой активы «косвенно» получены в результате преступления, то есть состоят из имущественных частей, которые имеются в наличии после нескольких трансакций с активами, полученными в результате преступления.

Эти различия не исключают того, что эти две ситуации возникают по отношению к определенным активам. Возможно, что в таких ситуациях имущественные части с преступным происхождением не могут быть индивидуализированы относительно остальной собственности после смешения. Особенно в такой ситуации может происходить следующее — собственность и трансакция части этой собственности причисляется к (косвенному) частичному отмыванию денег.

Законодательством не отмеченны границы, в которых определяется частичное и косвенное отмывание денег. Законодатель передал министерству юстиции и суду возможность определять в каких именно случаях не испольпользуются статьи, посвященные отмыванию денег, касательно уголовно не наказуемых действий. Осмотрительное применение очень важно, потому что широкий охват статей, посвященных отмыванию денег, может помешать торговым отношениям. Такая опасность угрожает, когда нелегальная часть активов или имущества довольно мала, а так же, когда посредством цепи трансакций, активы, (частично) имеющие преступное происхождение, утеряли связь с преступным деянием. Из вышеупомянутого вытекает следующее, если буквально, что, например, незначительная противозаконно полученная денежная сумма при смешении с крупной легально полученной денежной суммой, что вся сумма целиком (и каждый сделанный из нее платеж) может быть назван, как имеющий частично преступное происхождение, касательно отмывания денег, и в последуещем, например, украденный предмет, уже несколько раз легальным образом сменивший хозяина, имеет преступное происхождение.

Требования, предъявляемые к доходам, полученным при отмывании денег, на собственном предприятии.

Главное, что сами по себе ни текст, ни история происхождения статей 420bis и 420quater Уголовного Кодекса Нидерландов не стоят на пути, чтобы осудить того, кто совершает деяние, описанное в этих статьях относительно объекта имеющего преступное происхождение, за отмывание денег. Это же справедливо, и следует из текста закона, так же относительно того, кто хранит такой объект.

Это не значит, что каждое действие, которое описано в статье 420bis, часть 1, и 420quater, часть 1, Уголовного Кодекса Нидерландов, во всех случаях – описанных в обоих положениях – оправдывает отмывание денег, а так же отмывание долгов. В случае, если объект имеет преступное происхождение, и преступление совершенно лично подозреваемым, или же подозреваемый хранит такой объект, то встает вопрос можно ли считать подобное хранение достаточным, чтобы классифицировать его, как отмывание (долга) денег.

История происхождения уголовного наказания за отмывание денег, которое стремится защитить от ущерба целостность финансово-экономической системы и общественного порядка. Отмывание денег является всеобъемлющим, но все-таки имеющим некоторые границы феноменом и так же, в случае отмывания денег из собственных криминальных доходов, от преступника требуется в принципе действие, направленное на «защиту собственных криминальных доходов». С учетом вышеупомянутого, если установлено, что само по себе владение объектом, которое полученно вследствии лично совершенных преступных действий, не способствует сокрытию преступного происхождения объекта, не может быть квалифицированно, как отмывание денег.

Это также призвано гарантировать, что подозреваемый в определенном преступлении и который владеет добытыми преступным путем объектами, т.е. хранит их, автоматически, тоже признается виновным в отмывании денег и этих объектов. Кроме того, это способствует, в случае совершения подозреваемым (главного) преступления, которое обычно описано в отдельных частях сопутствуещем преступлению уголовном положении, является центральным. Поэтому было решено, что «в случае, если утверждено, что единственно только хранение подозреваемым объекта, который имеет преступное происхождение и данное преступление так же было совешено этим лицом, но подобное хранение не способствует сокрытию криминального происхождения этого объекта, не может быть квалифицированно, как отмывание (долгов)денег.

В таких случаях должно иметь место действие, которое шире, чем только хранение и, которое действительно направлено на сокрытие объекта имеющего криминальное происхождение, и имеет направленное действие. В случае, если действие касается только части этих объектов, то хранение такой части может являться отмыванием денег. Когда речь идет о хранение объекта, являющегося плодом преступной деятельности самого подозреваемого, устанавливаются определенные требования к мотивации утверждения того, что речь действительно может идти об отмывании денег. Из такого объяснения должно следовать, что подозреваемый не только хранил объект, но, то что его действия были направлены на сокрытие полученного криминальным путем объекта.

Доказательство отмывания денег.

Из истории возникновения статей посвященных отмыванию денег можно вывести, что законодатели, несмотря на оспаривание в этом направлении, не освятили доказательную базу: так же как при укрывательстве краденного, осуждение укрывательства краденного/отмывание денег должно быть доказанно так, чтобы а) по крайней мере были основания подозревать, б) что воовлеченный объект был получен посредством преступления. Такой объект «имеющий преступное происхождение», обнаруженный у подозреваемого, может, если полученные доказательства не обнаруживают прямой связи с определенным преступлением, все-таки считаться доказанным. Но если из установленных фактов и обстоятельств дела не может быть иначе, что данные активы получены преступным путем. Но в таком случае возлагается на плечи государственного обвинения ответственность за изыскание и употребление во время процесса доказательства, из которого подобные факты и обстоятельства могут следовать. Когда суд приходит к выводу, что факты и обстоятельства дают возможность оправдывать подозрения в отмывании денег, и что, основываясь на этом, подозреваемый может требовать, того, чтобы подать декларацию, объясняющюю происхождение денег, но это не ведет к тому, чтобы на подозреваемого было возложенно доказывать, что деньги имеют не преступное происхождение. Когда, например, декларация посвященная происхождению денег не очень правдоподобна, то она не используется судом при составлении доказательной базы, но не может быть, на основании вышеизложенного, абсолютно утверждаться, что объект имеет преступное происхождение.

Юридические и бизнес услуги в Нидерландах – Юристы и адвокаты в Голландии
Адрес компании:
Hogehilweg 19
1101 CB Amsterdam
The Netherlands
Тел:
+31 (0) 203 697 652
Факс:
+31 (0) 453 700 324
Top